19 Сентябрь 2014

Сказочные куртизанки от Prada

Викторианская эпоха и 70-х для возвращения к драматической женственности. В смеси парчи и роскошных тканей с необработанными, грубыми материалами. "Я хотела поставить рядом богатого и бедного, драгоценные и скромное," - сказал Миучча Прада (Miuccia Prada)

di Stefano Roncato

Сказочные куртизанки от Prada

Как любовницы. Хриплый голос звучит в саундтреке этого интимного путешествия, рассканного в фильме Баллада о Дженезисе и леди Джей. Призрачные слова, которые вибрируют, словно торчашие из намеренно необработанных краев нити. Видимые царапины, чтобы придать неощутимый контур строгим и графичным силуэтам. Это несовершенства, рожденные страстью, одержимостью. "Сравнивая богатых и бедных, драгоценное и скромное. Старинные ткани и такие материалы, как хлопок, марля или кожа", - объяснила MFF Миучча Прада (Miuccia Prada). Парча становится ключевым моментом для воплощения бунтарской гордости. Воротники викторианских куртизанок, благородное мерцание сережек. Лондон девятнадцатого века, олицетворенный таинственной Евой Грин (Eva Green) в "Страшных сказках", смешивается с настроением семидесятых. Коричневые и черные сумки из крокодила, сандалии сабо с цветочными рисунками, как на английском фарфоре. Мотивы, возвращающиеся так же в длинных носках. Силуэты сирен в духе Катрин Денев (Catherine Deneuve) и деревянные каблуки. Пулловер с V-образным вырезом без рукавов сочетается с рубашкой в гобеленовых принтах, чтобы носить с кожаными широкими юбками. Остальные - женщины-призраки с немного растрепанными конскими хвостами, с глазами, густо подведенными черным карандашом. Ожерелья с кристаллами тромплей на облегающих платьях из парчи, соединенной с холщевкой. Сюрреализм, психоделика. "Вообще меня всегда привлекало столкновение с древностью, - сказала Миучча Прада, - тема, которая также вернется в выставке для нового фонда Prada", открытие которого состоится ы апреле следующего года по случаю Expo2015.

Вердикт. Pradissima. Очень хорошо согласованный показ. Вдохновения успешно переплетаются. В коллекции есть особое чувство, она возвращается в определенным канонам женственности, которые полность характеризуют миланский дом. Она оставляет решительно мощный след.